Новости О школе Публикации Учебные работы Повышение квалификации
Карта сайта
Главная / 25.03.1998 / Статьи
Статьи
25.03.1998
Борис Трофимов. АРОМАТ ДИЗАЙНА
Архив статей
Учебные материалы. Полезные ресурсы

Статьи

25.03.1998

//Союз дизайнеров. – 1998. – №3. – С.34-39.

Борис Трофимов. АРОМАТ ДИЗАЙНА

Придумать курсовое задание для дизайнера – о же самое, что определить предлагаемый круг поиска. И здесь обязательно должна быть неожиданность, новый поворот. Ведь студенту совсем не все равно, чем он занимается. Чем шире круг поиска, чем выше уровень предъявляемых требований, тем ему интереснее, тем подвижнее и податливее его мышление, тем он раскованнее, тем активнее он ищет оригинальное решение, отвечающее его индивидуальности. В правильно сформулированном проектном задании есть несколько плюсов. Студент экипирован, перед ним расставлены ориентиры, подготовлены неожиданности и указатели. Он изолирован от идеологии заказчика, дается цепь подсказок, а решения однокурсников обостряют творческую мысль. Исключи эти реальные рамки -- и на проекте следы ненужности и необязательности, типично студенческая работа. Для оживления творческого процесса были приглашены авторитеты графического дизайна: Владимир Чайка, Аркадий Троянкер, Анатолий Гусев, Игорь Гурович. Они появлялись редко и ненадолго, подобно молнии или грому (простите за банальное сравнение), но эти встречи с мастерами были необходимы. Тему проекта, о котором пойдет речь, я подхватил из реального тендера, проводившегося Центром современного искусства, и на участвие в котором мы получили "добро". Меня как руководителя устраивали реальная боевая обстановка, конкретный срок, тщательное выполнение макета (что всегда под большим вопросом). В России, как известно, доступны лишь простые материалы -- дерево, железо, листовое стекло, никаких промежутков и нюансов. А на нашем факультете ни одного компьютера, ни 3D, ни Strata Studio (программы для построения трехмерных изображений). И исключительно женские руки. Хотя то, что головки женские, очень хорошо – прямо в тему.

Задание включало выбор названия, решение образа и упаковки флакона туалетной воды обьемом 100 мл. Название по-французски. Туалетная вода страшно французского происхождения. Задача – продать бутылочку туалетной воды, которой заставлены и залиты все прилавки ларьков, магазинов, ведомственных вестибюлей, метро и вокзалов.

Среди моря названий, таких как "5-ое авеню" (напрашивается русский вариант "Десятая улица красной сосны" – реальная улица, выходящая одним концом на Ярославское шоссе) или "Тру-лав" (настоящая любовь), нам предстояло придумать настоящее французское название. Какое? Как это у них во Франции называют? Наверное, так же, как Адам в Раю именовал наш вещественный мир. Подводили к нему длинношеее животное, а он восклицал: "Жираф!".

В нашем случае есть нюанс – вода должна называться по-французски, но предназначаться для россиян, которые в массе своей французских словарей не листают и не знают, откуда берутся такие слова, как "Аimant" (магнит), "Flexion" (гибкость) или "Autour du Monde" (вокруг света). Поэтому первая позиция была сформулированна следующим образом: название должно быть словно бы привычным для русского уха, как бы угадываться и читаться: "Triangle" (треугольник), "Plus" (больше), "Substanсе" (вещество), "Crise du genre" (кризис жанра) .

В самом маленьком словаре 10 тысяч слов, поэтому первый уровень мы прошли легко. Хотя у некоторых студенток до конца работы было несколько названий. Они никак не могли смириться с условием, что сначала название, потом флакон и только после этого туда "льют" запах. Пародокс в том, что покупают запах, а не название. При выборе имени для младенца иногда наблюдается такая же картина: родители предпочитают сначала посмотреть на ребенка, а потом примерить к нему имя. Один из моих друзей, месяц не мог назвать сына. То одним именем его звали, то другим, пока однажды не позвонил и не объявил – Борис. Что их на это подвигнуло – не знаю. Сейчас растет у них такой озорной Борис.

Так у нас появились "Аimant" – магнит, "Jour" – день, "Nuit" – ночь, "Aigu" – острый и т. д. Теперь дело было за образом и стилем. На этом этапе возникло много проблем, связанных с тем, как выполнить проект в материале и объеме. Не все формы были доступны. А если сравнить матовые и блестящие поверхности, полированные и металлизированные ободки, ребра и края импортных флаконов, то чувствуешь, как проект движется своей российской дорогой. Что-то взять с этой дороги, где-то оторвать или перешить с предмета менее нужного на этот, актуальный.

Андрей Костин говорит по этому поводу: "У нас несут с помойки кусок ржавого рельса, вставляют в инстоляцию, и он всегда так и будет торчать оттуда. На Западе его долго старят, травят, маринуют и достигают точной неповторимости. И только тогда предмет встает на место." Поэтому было принято второе правило: макет – это не коллаж, не кружок умелые руки – это точного состава предмет, ограниченный рамками идеи. Или идея должна быть такой, которую легко можно воплотить.

Когда появились очертания будущей емкости, пора было начинать работать с логотипом. Это своя история, она имеет свои особенности и свою специфику. Мы выявили для себя несколько позиций логотипа. Логотип традиционен и только поддерживает идеологию вещи. Он учавствует в игре на равных. В проекте "Echelle" (масштаб, линейка) Светланы Катаргиной логотип ненесен на металическую метку, которая движется по шкале, с разным масштабом для мужчин и женщин. А в проектах "Chef" (шеф) и "Secretaire" (секретарь) Валентины Просвиркиной, логотип трансформируется в рапорт.

Логотип играет заметную роль в упаковке флакона, как яркая декорация. Это получилось в упаковке мужскай воды "Ressort" (пружина, побуждение) и "Futur" – (будущее).

В жанре, в котором мы работали, есть свои тонкости, некоторая легкость и свобода. То, что на профессиональном языке называется "мелочевка", вносит необходимый шарм. В проекте Натальи Телегиной "Triangle" (треугольник) есть некоторая свобода прочтения названия, а в образном строе – постоянная игра с формой, которая подается не только как плоскость, но и как объем, грань и отверстие.

Иной образ у Елены Толокониной "Flexion" (гибкость). В названии целая гамма впечатлений для русскоязычного покупателя. Вещь получилась острой, современной, неоновой -- для "гибких".

Пройти мимо, не задев современную тенденцию, и студенту трудно. У нас было два проекта: один – "Joujou" (игрушка) в виде мины Ольги Полухиной , с разными рожками-кнопками, качающийся, как неваляшка, и второй – "Futur" (будущее) – мужская туалетная вода, этакая настоящая крутая, клепаная ракетка на 100мл Светланы Михайленко. Но этот ход уже имеет свою традицию и практику.

Хорошее решение дизайнера всегда бывает точным и однозначным. В проекте "Jour" (день) и "Nuit" (ночь) Светланы Катаргиной флаконы – лампы с зеркальными отражателями – точно соответствуют нужному объему и фактуре. Черный и белый цоколи отличают их, как день и ночь. Флаконы покачиваются, и на цоколях завита, как ленты-провода, белая и черная проволока. В упаковке – контраст гофрированного картона и качественной бумаги под поле логотипа.

На просмотре Леонид Фейгин вспомнил мемуарный случай с Дали, который должен был принести на конкурс флакон для духов, но забыл его сделать. Когда к маэстро обратились с вопросом, где его проект, он обведя зал взглядом, остановил его на фотовспышке репортера, вынул оттуда лампу и поставил на стол жюри. Вот – "Flash!". Дизайн – это точный жест и последовательный поступок. Именно с такой точностью сделан проект "Titanik" (титаник) и "Eclat" (осколок) Натальи Михеевой и Юлии Федуловой. Одно решение с двумя перекликаюшимися названиями. Айсберг и осколок, как часть целого флакона (осколок – пробник), – популярный сюжет, коммерчески точно попадающий в цель.

Еще один проект, который раздвигает прежние рамки, – "Electricite" (электричество). Одна из наших сверхзадач -- сделать так, как до тебя никто не делал. В названии есть что-то от легкого потряхивания электроразрядами, как и у современных резких запахов, останавливающих дыхание. В то же время, когда открываешь футляр, напоминающий фонарик, и извлекаешь флакон-батарейку с одним только полюсом "плюс", остается жать на "плюс" и улыбаться. Это проект Маргариты Бобровской.

Удачей можно считать такие проекты, как "Autour du monde" (вокруг света) Татьяны Бабковой, напоминающий мини-багаж (ностальгическая штучка), "Eсhelle'" (масштаб) Светланы Катаргиной (игра, настраивающая на деловой лад), "Aigu" (острый) Марии Воловиковой (да уж острый – прорвал упаковку и острие наружу). И, наконец, "Crise du genre" (кризис жанра), где у флакона три проекции, каждая из которых повторяет пластиковую упаковку легко узнаваемых предметов: ручки, зубной щетки, часов (контрорельеф переходит в забавный рельеф сторонок).

Я описываю часть наших проектов и чувствую, как процесс затягивает... Собственно цель моих заметок – попытаться передать аромат дизайна.