Новости О школе Публикации Учебные работы Повышение квалификации
Карта сайта
Главная / Публикации / Архив статей / 2001 / Декабрь / 05.12.2001
Статьи
Архив статей
2001
Декабрь
05.12.2001
ОБУЧЕНИЕ С ЗАПАСОМ. Сергей Серов: «У нас нет ни школы, ни традиции - у нас есть люди»
Учебные материалы. Полезные ресурсы

Архив статей

05.12.2001

[Интервью / Беседовала Герчук Е.] // Ex libris НГ. – 2001. – №15. – С.5.

ОБУЧЕНИЕ С ЗАПАСОМ. Сергей Серов: «У нас нет ни школы, ни традиции - у нас есть люди»

На прошедшей недавно в Центральном Доме Художника выставке «Дизайн и реклама», казалось бы, прямого отношения к искусству книги не имеющей, наше внимание привлекла экспозиция работ студентов «Высшей академической школы графического дизайна». Среди классических дизайнерских жанров здесь были представлены и вполне профессиональные книжные разработки. Только ли это учебные задания, или здесь и в самом деле готовят художников книги? За разъяснениями мы обратились к руководителю школы Сергею Серову.

- Красивое слово «дизайн» сейчас означает все, что угодно. Что оно значит у вас в школе?
- Не просто дизайн, а графический дизайн. Ну, во-первых, есть официальный стандарт такой специализации. К сожалению, есть. Но у нас, кроме того, своя образовательная методика, вы учтите. Учат, конечно, на каждом курсе одному и тому же, но личность педагога накладывает свой отпечаток. Вот Эркен Кагаров в профессию вводит через знакообразование: он вот такой, у него семиотика в голове; а Борис Трофимов с самого начала, самые первые упражнения на пространство задает сразу в пространстве книжного разворота. Через книгу вводит учеников в профессию. Это вот вам один вид связи с книгой: педагог, который сам вырос как блестящий, именно книжный график. Но в мир дизайна много входов, главное - что на выходе. А на выходе должно быть самостоятельное творчество.
- Без специализации?
- Но графический дизайн - это и есть специализация. Только книжный дизайн - это уж какая-то сверхспециализация. Главное - научить проектному мышлению, а каким путем, через книги или через знаки - это частность. Конечно, Трофимов - представитель замечательной школы книжного дизайна, вполне на мировом уровне, они все культивировали книжный дизайн именно как культурную деятельность. Сознательно делали шедевры. Собрание культурных образцов. И эта школа в советское время, дорыночное, вполне убедительно себя проявила на мировой арене. А как только начался рынок, так эта школа сразу стала никому не нужна. Не нужна стала книжка, оформленная по высшим критериям совершенства. Кроме того, это поколение, которому уже за шестьдесят.
- Но у поколения всегда есть ученики.
- Ну, вот они и учат. Но сейчас вообще другая эпоха. Эта социально-экономическая революция совпала с технологической, и одновременно еще с культурной. Не то, что пришли компьютеры и загубили нашу высокую культуру. Произошел перелом. Вот была такая модернистская парадигма, что дизайнер - это не украшатель вещей, а визуальный коммуникатор. А теперь другая стала парадигма.
- Так чему же вы учите детей в рамках своей современной постмодернистской парадигмы?
- Все дизайнерское образование в мире строилось на том, что все состоит из элементарных частиц. И мир, и искусство, круг-квадрат-треугольник, надо только их правильно соединить. А теперь, когда вдруг оказалось, что нет никакой конструкции, что функция от конструкции совершенно не зависит, вот эта концепция ясности и простоты - она не то, чтобы упраздняется, но она становится не единственной. Она становится актуальной... ну, для деловой литературы, для справочной. Да, там все должно быть четко и ясно; а самое-то интересное происходит в других местах. Вдруг появляются журналы, которые невозможно читать, но от них все тащатся, рвут друг у друга из рук.
- «Птюч»?
- Да, у нас «Птюч», у них - свои.
- И как же этому учить? Прямо копировать?
- Так ведь сейчас и на Западе все говорят о кризисе дизайнерского образования. Ну как учить, когда все наши лучшие мастера, в общем-то, самоучки? Конечно, они все где-то учились, но самые главные свои знания они все собирали из разных источников, синтезировали в себе. И вот оказывается, что это единственный наш ресурс. У нас нет ни школы, ни традиции - у нас есть люди. Лидеры профессии. Вот поэтому у нас такая система обучения. Из первых рук. Доверие и опора на личный опыт.
- Ситуация мастера и подмастерья? Из пальцев в пальцы?
- Не совсем. У каждого курса есть свой ведущий педагог, и он сам знает, на какую тему каких мастеров он пригласит - кого на журналы, кого на иллюстрацию - из тех, кого он знает. Это же очень узкий круг. Конечно, приходится и общим вещам учить, технологии, например - хотя, какие уж у нас возможности...
- А рисовать учите?
- У нас до сих пор все курсы были после художественного училища, так что академическим рисованием их достаточно мучили. Но мы пытаемся такие мостики перекидывать от этого рутинного рисования к дизайнерскому. К концептуальному. Вот на нынешний курс Николай Попов к ним приходил учить, великий иллюстратор. Евгений Добровинский сейчас каллиграфию преподает. Но, поскольку это все вещи очень субъективные, у нас для противовеса еще есть два очень общих теоретических курса. Один - мой; называется «Проектная концептуалистика».
- Ой!
- Ну хорошо, теория дизайна. Это такая теория эстетической относительности. Вот именно так мы их и учим тому, о чем вы спрашивали. Учим постмодернизму. Тому, что стилей много, а красота одна. Что все это всего-навсего разные языки. И второй базовый курс - шрифт. Шрифт как основа вообще всего графического дизайна. Это у нас ведет от начала до конца Володя Ефимов, поскольку он фанат. Он их заражает этой эмоцией отношения к шрифту как к самому главному в жизни.
- Ну, и что у вас на выходе? Ученики востребованы? И где?
- Да везде. Хотя ясно, что сегодняшняя реальность перекошена и мест для работы больше всего в рекламе. В журналах. Везде берут, просят еще присылать. Они же у нас все трудоголики. Что касается издательств...Вот сейчас одна девочка у нас делает фирменный стиль издательства «Академкнига».А вообще, поскольку книга сейчас не является самым востребованным жанром на рынке графического дизайна, то и хороших рабочих мест мало. Но если завтра издательская деятельность начнет подниматься - они, конечно, смогут и там работать. Мы же их учим не только тому, что они вот прямо сейчас должны будут делать. Мы их учим с запасом.