Новости О школе Публикации Учебные работы Повышение квалификации
Карта сайта
Главная / О школе / Творческие встречи и мастер-классы / Юрий Норштейн. 17 мая 2008
О школе
Как нас найти
Педагоги
Конкурсы и награды
Карьера
Творческие встречи и мастер-классы
Александр Бродский. 20 февраля 2010
Юрий Ветров. 19 декабря 2009
Вадим Абдрашитов. 13 февраля 2010
Анна Наумова. 28 ноября 2009
Стас Жицкий и Сергей Кужавский. 13 ноября 2009
Эрик и Ирэн Белоусовы. 7 ноября 2009
Анатолий Найман. 17 октября 2009
Николай Эстис. 12 сентября 2009
Кари Пииппо. 4 сентября 2009
Ольга Пуртова. 2 и 9 мая 2009
Крейг Костелло. 18 апреля 2009
Георгий Барнавели. 14 февраля 2009
Евгений Корнеев. 20 декабря 2008
Юрий Гордон. 17 декабря 2008
Николай Попов. 6 декабря 2008
Михаил Губергриц. 15 ноября 2008
Александр Лаврентьев. 20 октября 2008
Максим Жуков. 18 октября 2008
Сергей Бархин. 31 мая 2008
Юрий Норштейн. 17 мая 2008
Эрнст Фридрих. 29 марта 2008
Юрий Рост. 23 февраля 2008
Андрей Амлинский. 14 февраля 2008
Эрик Белоусов. 22 декабря 2007
Кшиштоф Дыдо. 8 декабря 2007
Николай Эстис. 8 сентября 2007
Антон Фёдоров. 2 июня 2007
Эдвин Шмидхайни. 31 марта 2007
Михаил Аникст. 24 марта 2007
Максим Покалёв. 12 марта 2007
Артемий Лебедев. 3 марта 2007
Сергей Жегло. 27 декабря 2006
Лев Рубинштейн. 16 декабря 2006
Юрий Норштейн. 20 ноября 2006
Юрий Ветров. C 16 ноября 2006
Ирина Тарханова. C 13 ноября 2006
Тимофей Кордонский, Ольга Михайлова. С 30 октября 2006
Вадим Рабинович. 21 октября 2006
Владимир Краснов. 24 марта 2005
Кларитта Кратохвилл. 19 марта 2005
Людмила Шурыгина. 19 февраля 2005
Юрий Аввакумов. 20 декабря 2004
Леонид Тишков. 10 ноября 2004
Владимир Кричевский. 4 ноября 2004
Фил Рисбек. 10 сентября 2004
Вернер Екер. 4 сентября 2004
Ярослав Ковальчук. 22 апреля 2004
Ан Санг-Су. 21 марта 2004
Ан Санг-Су. 2 марта 2004
Фотогалерея
Условия приема

Юрий Норштейн. 17 мая 2008

Юрий Норштейн снова в ВАШГД

В субботу, 17 мая, состоится творческая встреча с режиссером-мультипликатором Юрием Норштейном. Начало в 15:00.

Приглашаются студенты Мастерской Аркадия Троянкера и все желающие.

Норштейн Юрий Борисович родился в Москве, 15 сентября 1941 года. Свой первый фильм поставил в 1968 году. Его картина "Сказка сказок" (1979 год) была признана лучшим мультфильмом всех времен и народов. Почти все его картины делались небольшой командой, с помощью жены Франчески Ярбусовой, оператора Александра Жуковского и композитора Мееровича. Среди последних работ Норштейна – заставка к программе "Спокойной ночи, малыши". Юрий Норштейн преподавал на Высших режиссерских курсах. Среди его учеников – Александр Петров, получивший "Оскар" за "Старика и море", Иван Максимов ("Ника" и "Золотой медведь" Берлинского кинофестиваля за "Болеро"), Михаил Алдашин ("Золотой голубь" Лейпцигского фестиваля за "Рождество"), Алексей Харитиди ("Золотая ветвь" в Канне и номинация на "Оскар" за "Гагарина"), Алексей Демин ("Ника" за "Кошек под дождем"). Так что Норштейн - не только классик мультипликации, но и выдающийся педагог. Как он преподаёт? Однажды Норштейн дал на Высших режиссерских курсах задание. Долго и мучительно народ думал, маялся, предлагал варианты. "Нет, так не надо", - отвечал Юрий Борисович.- "И так неправильно. И так...". В конце концов студенты взмолились: "А как правильно-то?". - "Эх, если бы я знал!" - печально ответил Норштейн.
Детство – ощущение счастья. Зима, вот сейчас выпадет снег. Лыжи я готовил уже в ноябре, они стояли в сенях. Я надевал лыжи и шел пешком через весь двор. Снег налипал на лыжи, и за мной тянулись две черные полосы земли. И само ожидание этого, трепет душевный перед ожиданием, это и есть поэзия. И неважно, что ты стихи не напишешь, важно, чтобы трепет был.
На «Сказке сказок» я вспоминаю, как Франческа (Ярбусова) делала дом.
«Франческа, это не то, это ты показываешь, как красиво ты пишешь. Здесь нужно, чтобы время переночевало. Дом должен быть, как доска из моря, когда она просолилась, пропеклась на солнце, в ней время собралось, и чтобы еще существовало перед этим домом поле света, чтобы оно в дом вошло и впиталось».
Представился дом. Жизнь в нем была долгая, и, вдруг, все должны были навсегда разъехаться. И привиделось, что прежде, чем это случится, соберутся вместе все, кто когда-либо жил в этом доме. Из дома вынесут столы. И наравне с живыми за столом возникнут тени покойных. И завяжется разговор. Но, вдруг, всё разом обрывается, разъезжаются со двора машины, и наступает тишина.
Казалось бы, ясно, что истоки искусства в религиозных откровениях. При этом не важно, верующий ты или нет. Подлинный художественный результат не зависит от иерархии героев. Любая человеческая жизнь, от Эйнштейна до последнего бомжа, соединяется в голове и душе художника с его собственными мучительными поисками истины. Поэтому для художника нет высокого и низкого.
Во мне до сих пор живет тот первый ужас, который я пережил, читая Гоголя. Ужас подростка. Все наши страшные сны детства нам запомнились, и мы постоянно к ним возвращаемся. У меня есть несколько таких снов. И если мне нужно истончить себя до предела, я вспоминаю те сны и дохожу до состояния полной невменяемости и только с этим состоянием могу работать. Оказывается, есть еще что-то более сильное и более страшное, чем реальность… Этот возврат к страшному дает мне больше, чем прилежное прочтение гоголевского текста…
Время в искусстве имеет разные сущности. Одна – то, что составляет основу самого фильма, самого его течения, вторая – твоя прожитая жизнь. Но существует еще понятие, которое дает силу.
Художник должен быть связан с чем-то над временем, будь то религия, вера в Бога или же просто забота о собственных детях. Юрий Норштейн
 
Пишется не тогда, когда нам хочется, а когда хочется: письму – быть написанным (Марина Цветаева). Примерно то же сказал когда-то о своих фильмах Юрий Норштейн, назвав мультипликацию областью, где может выразить то, что написал бы в письме самому близкому другу. Письмо к другу… То есть – когда не думаешь, как напишется, важно – что… Но в анимации, где всё рукотворно, важно именно – как. Противоречие?
Никакого. Потому что для Юрия Норштейна – точнее, для той группы, которая создавала фильмы, позволившие ему стать едва ли не единственным широко известным среди аниматоров режиссером, группы, собственно, и представляющей демиурга, единого в трех лицах: Юрий Норштейн плюс абсолютно конгениальные ему художник Франческа Ярбусова и кинооператор Александр Жуковский – для этой группы никогда не было «что» без «как» или «как» без «что». Это видел любой, кто побывал в их павильоне – еще старом, в Спасопесковском переулке, например, в восьмидесятые, в самый разгар «Шинели». В работе над ней они следовали абсолютно тем же принципам, какие родились, когда эта группа образовалась как единое целое – развивая их творчески, но не отступая от главного.
Дело не в том, что их работа выглядела самосожжением: с утра и допоздна, почти без выходных, без отпусков. И не в том, что здесь понимали друг друга не то чтобы с полуслова – с полувзгляда и полувздоха. И не в технологических приемах, пусть даже технология и есть то самое чудо, которое вот уже больше тридцати лет тщетно пытаются разгадать все кому не лень. Делая фильм – о зайце ли, цапле, волчке или титулярном советнике Башмачкине (тут следует уточнить, что по «Сказке сказок» Жуковский провел только подготовительные работы, а снимал этот «лучший фильм всех времен и народов» Игорь Скидан-Босин) – эта троица вовсе не стремилась изобретать какие-то новинки, чтобы поразить специалистов и вызвать восторг искушенных зрителей. Норштейн с самого начала и до сих пор использует «хорошо забытое старое»: многоярусный мультстанок типа диснеевского, но их собственной с Жуковским конструкции, и классический метод перекладок. Изобретенными – всякий раз именно для этого кадра – приемами они позволяют добиться объема и глубины пространства. И психологического объема, психологической глубины. Потому что секрет чуда один: любые новые и старые приемы, любые техники используются здесь всего лишь как инструмент, помогая высказать то, что на душе. Что тревожит, не дает спать по ночам. А то, чему теоретики и практики всего мира посвящают исследования: как Норштейн «вписывает» элементы реальности, натурные кадры в условную среду, как вопреки всем канонам мультипликации снимает с движения, как «обрабатывает изображение светом» – это, кстати, по словам режиссера и оператора, единственное настоящее новшество, которое они внесли, – отнюдь не цель, а средство. Такое же, как долгая и тщательная разработка биографий, состояний, характеров персонажей, поиск мотивов любого их поступка, любого их жеста.
А вот теперь можно и изложить в нескольких словах – в общем-то, кому она неизвестна? – биографию Норштейна. Короткую – список премий длиннее. Родился – в эвакуации в Пензе, вернее в деревне неподалеку. Учился – в художественной школе Краснопресненского района Москвы (там же училась, кстати, и Франческа, позже закончившая ВГИК), потом на курсах мультипликаторов «Союзмультфильма». Сыграл как актер – смешно уточнять, что художник-мультипликатор и есть актер – множество самых разных ролей, в том числе и Пушкина в трилогии Андрея Хржановского, созданной по рисункам, стихам и письмам поэта. Начал с совместных с Иваном Ивановым-Вано («Сеча при Керженце») и Аркадием Тюриным («Двадцать пятое, первый день») фильмов. Первая собственная постановка – сказка «Лиса и заяц», затем еще три ленты: «Цапля и журавль», «Ёжик в тумане» и «Сказка сказок». А в 1979 году началась длящаяся по сей день работа над гоголевской «Шинелью». В 1986-м группа была изгнана со студии и началась ее самостоятельная жизнь – со строительства павильона, где и сейчас работает мастер. В трудные годы Норштейн сделал несколько рекламных роликов («Русский сахар») и новую заставку к телепередаче «Спокойной ночи, малыши!». Совсем недавно – в рамках затеянного Японией, где Норштейн не меньше чем национальный герой (не зря же он в 2004 году удостоен звания кавалера ордена Восходящего Солнца «за исключительные заслуги перед Японией»), международного проекта по стихам Басё – из которого, впрочем, режиссер выбился, что естественно, потому что такая индивидуальность и такой характер не способны самоосуществляться в рамках какого-либо проекта – маленький и открывающий какие-то совсем новые стороны таланта и мировоззрения художника фильм о Тикусае… Вот и всё… Почти всё – были еще лекции, творческие встречи со зрителями, мастер-классы, преподавание на Высших режиссерских курсах, статьи. Написана книга «Снег на траве».
А в списке лучших анимационных фильмов мира, составленном по результатам проведенного японцами международного опроса, из наших режиссеров один только Норштейн представлен всеми своими фильмами. В том числе и «Шинелью». Гениальной «Шинелью», бесконечной «Шинелью», «Шинелью», о которой и спорить перестали – будет закончена или нет. И тем не менее – двадцатью минутами экранного бытия Акакия Акакиевича – уже вошедшими в историю мировой культуры. Наталья Василькова